Воспитание дочки.

Father holding daughter at beach

Воспитывая дочь, все мамы растят будущую стерву и похитительницу сердец, папы — маленькую принцессу, ну, а бабушки — поросенка на убой. При этом все они не задумываются о том, насколько травмируют слабую детскую психику. Не думают во сколько их подросшему чаду встанут психоаналитик (впрочем, у нас это не принято) и посещение баров (что более вероятно).

С первых дней после рождения на девочку сваливаются тонны стереотипов и правил, чаще всего противоречивых. Ее одевают так, как хочется родителям (все эти розовые рюшечки, бантики). Ей говорят, что делать и как она должна реагировать на тот или иной раздражитель. Потому, что мама-папа-бабушка лучше знает. При этом права на настоящие чувства и эмоции у нее практически не остается.

Если девочка в 5 лет не любит играть в куклы – она неудачница. Если вместо кройки и шитья в 8 пошла мастерить самолеты – неудачники еще и родители. Если не влюбилась в первом классе и никто не носил портфель, с видом ослика из мультфильма. Если не научилась краситься, не научилась кокетничать, манипулировать врать и вертеться, и при всем этом выглядеть наивной златовлаской, ничего не знающей об окружающем мире. Этих «если» очень много и перечислять можно бесконечно.

В СССР всех девочек воспитывали в строгости. Даже школьная форма для старшеклассниц выглядела строго и отличалась лишь узорами на фартуках и манжетах. Делалось это для того, чтобы дети чувствовали себя равными. В современном мире все пестрит и каждый подросток стремится выделиться на фоне ровесников.

Годам к 13, девочку начинает так шатать из образа снежной королевы в маленькую разбойницу и обратно, что тут бы родителям и взяться за голову. Но они считают это нормой переходного возраста. Личность, которую с детства учили казаться белой и пушистой, а на самом деле быть корыстной и властолюбивой, начинает с кожей отрывать от лица маски и примерять новые образы. Ей нужно искать, стремиться, находить и терять, чтобы просто понять кто она. Окружающим, кажется, что подросток покатился по наклонной. Родителям, что они что-то упустили. И никто не задумывается о чувствах человека, которому отказали в праве на индивидуальность. Даже самые прогрессивные и начитанные видят в своих детях продолжение себя, но не отдельного самодостаточного человека. Из самых лучших побуждений, они пытаются отыграться на ребенке за все свои поражения и ошибки.

После подросткового возраста, среднестатистическая девушка представляет собой хорошую тему для защиты диссертации по психоанализу. Четко знает, чего все вокруг хотят, чтобы она добилась, и даже не представляет, чего хочет сама. Знает, что жить с любимым, но бедным – плохо, а с нелюбимым, но богатым – аморально. Хочет одновременно построить карьеру и стать домохозяйкой при муже и детях. На этих противоречиях и продолжается дальнейший метод проб и ошибок, в котором не бывает побед. Ведь за любой результат девушка испытывает колоссальное чувство вины и неудовлетворенности.

Выбор в пользу роли принцессы или стервы, как главенствующей маски, наступает годам к 30 (может еще победить поросенок, которого кормила бабушка – привычка заедать стресс и заменять едой положительные эмоции). А настоящего лица может так никто и не увидеть.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*